Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Новая песня группы "ЛУННЫЙ ПЕС" называется "Корруация головного мозга". Репертуар музыкантов всегда отличался актуальностью. Мы попросили лидера группы поделиться мыслями о животрепещущей проблеме современности. По его мнению, коррупция  традиция, укоренившаяся в мозгу у людей.    

art

По мне, так красиво, когда золотая осень на дворе, или когда морские волны переливаются в лучах восхода...

Лунный пес — Коррупция головного мозга

— Антон, в Вашем репертуаре появилась новая песня «Коррупция головного мозга». Слово «коррупция» сразу настораживает, ибо оно, согласитесь, заезжено. Но если об этом уже кричат музыканты, то плохи совсем дела. Ведь так?

— Вопрос риторический. Да, дела плохи, и это заметно большинству. То и дело новые громкие скандалы, которые стали уже обыденностью. Коррупция не воспринимается как что-то из ряда вон выходящее, многие с ней смирились, и не видят существования без нее, она засела в мозгу. Коррупция — фон нашей действительности.

— Так, по-вашему, мы всегда лжем? Прямо все-все? И нет честных?

— Ложь и коррупция все-таки разные вещи. И лжем мы невсегда, и честные, конечно, есть, и их много. Но с коррупцией сталкивались большинство из нас, и порой мы ее оправдывали, она нас ничуть не возмущала.

— Красивая жизнь - это что?

— По мне, так красиво, когда золотая осень на дворе, или когда морские волны переливаются в лучах восхода. Понятно, что нужны материальные ценности: квартира, чтобы там жить, машина и еще много чего, можно долго перечислять. Но важно, чтобы все это не затмевало внутреннюю красоту, красоту души, и внешнюю красоту окружающего мира.

— Тот, кто живет «красиво», вряд ли стыдливо опускает глаза, как поется у Вас. Скорее, наоборот: дорогущие яхты на обзор. Ну, или «шубохранилища», например.

— Вы правы, хотя невсегда наличие предметов роскоши является следствием коррупции. А коррупционерам, конечно, не стыдно, даже когда их коррупция становится очевидной. А когда-нибудь любая коррупция будет раскрыта.

— Интересно, какие громкие дела последнего времени лично Вас поразили больше всего?

— Конечно, это история с министром экономического развития, хотя в ней много неоднозначного. Гораздо более показательно, когда у губернаторов, высокопоставленных полицейских находят миллиарды рублей, когда чиновники живут во дворцах, на которые никогда бы не смогли заработать честно. Когда дети чиновников назначаются на незаслуженные высокооплачиваемые должности и с малолетства купаются в роскоши.

— Невозможно не спросить Вас, как творческого человека, о Вашем отношении к чиновничьим наездам на культуру и, в частности, на кинематограф.

— Хороший вопрос, но необходимо сначала определиться с терминологией. Культура все-таки понятие более общее, наверно Вы имели ввиду кинематограф, как вид искусства. Чтобы говорить о, как Вы выразились, "наездах", надо рассматривать конкретные случаи, конкретные фильмы и конкретных чиновников. Если Вы имеете в виду последний пример, фильм "Матильда" и инициирующую разбирательство по поводу этого фильма депутата Наталью Поклонскую, то здесь будет важное уточнение: депутат - это не чиновник. Депутат представляет своих избирателей, и если избиратели завалили своего депутата тысячами писем, то депутат должен исполнять их волю. И в данном случае я полностью разделяю позицию Натальи Поклонской, которая очень грамотно и в соответствии с законодательством пытается разобраться, как такой фильм мог появиться.

— Вновь, как во времена СССР, поднимается вопрос о запрете художественных произведений, например, уже упомянутого Вами фильма Алексея Учителя «Матильда». По этому поводу раздаются голоса и религиозных представителей. Насколько, по-вашему, правомерно?

— Правомерен запрет или правомерны голоса религиозных деятелей? Если Вы спрашиваете меня о правомерности запрета художественных произведений, то запрет правомерен, если он правомерен. То есть существует закон, позволяющий что-либо запретить. По моим данным, за последние пару десятилетий, в нашем стране ничего не запрещали (кроме экстремистской литературы). Что касается голосов религиозных представителей, то они, конечно же, могут и должны раздаваться, как и голоса любых других категорий граждан России. Кто, как не представители церкви, должны давать оценку откровенной лжи с киноэкрана, тем более что эта ложь касается православного святого. И я не понимаю, зачем нашему кинематографу уподобляться Голливуду, выдумывающему "новую историю".

— Может ли искусство победить коррупцию?

— Сначала нужно понять, может ли вообще что-либо победить коррупцию? Или можно победить всю преступность? Наверное, можно, отменив законы. Если же серьезно, то с коррупцией и вообще с преступностью должны бороться законодательная и судебная власти. И если это не борьба самих с собой, то когда-то коррупция будет если не побеждена, то сведена к минимуму. Произведения же искусства должны выражать отношение людей к коррупции, формировать негативное отношение к ней.

— Каков, на Ваш взгляд, механизм зарождения коррупции в государстве?

— Вряд ли я что-то могу сказать о зарождении коррупции, но то, что коррупция по сути является традицией, это факт. Традиция, укоренившаяся в мозгу у людей. А также издержки воспитания.

— Кстати, это явление для культуры характерно?

— Конечно характерно. Как для всего, придуманного людьми. Ведь и коррупция придумана людьми, в природе коррупции нет.

— Ваши рецепты эффективного исцеления. Поделитесь.

— К сожалению, у меня нет опыта исцеления от коррупции. А главные рецепты —  это мои песни, которые, кстати, можно послушать на наших концертах. Я приглашаю всех на наш большой сольный концерт, который состоится 6 ноября в Санкт-Петербурге, в легендарном клубе «Money Honey». Начало концерта в 19-00.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More